«Не стоит ждать от приемной семьи, что «будет всем счастье» - интервью с экспертом по сопровождению замещающих родителей

На главнуюЛента новостей2017июнь15 – «Не стоит ждать от приемной семьи, что «будет всем счастье» - интервью с экспертом по сопровождению замещающих родителей
Благотворительная организация «Семья детям» при поддержке Министерства экономического развития РФ обучила 43 специалистов Свердловской области и Пермского края работе по сопровождению приемных семей. Это сделано в рамках проекта «Распространение опыта по созданию и развитию региональных служб сопровождения замещающих семей», целью которого является профилактика вторичных отказов от детей, которые были взяты в семью из интернатных учреждений. В мае на площадки проекта для подведения итогов работы была приглашена внешний эксперт Марина Буняк, директор «Института социального проектирования в поддержку семьи и детства» (СПб). В интервью она рассказала, какой должна быть хорошая служба сопровождения. 
Реализация благотворительного проекта по обучению специалистов служб сопровождения - это реальная поддержка, которая необходима сегодня регионам, считает Марина Буняк. «Сегодня создано большое число семей за короткие временные сроки, а это влечёт за собой отложенную во времени волну проблем и  отказов. Замещающие семьи, принявшие на воспитание ребёнка-сироту, в силу специфических феноменов своего предмета деятельности, автоматически относятся к семьям группы риска. Службы сопровождения призваны снизить нагрузку на замещающих родителей и предотвратить развитие коллапса в семье, когда совместное проживание с ребёнком уже не представляется возможным. При этом  актуализируется вопрос не только наличия доступной службы сопровождения, но и её качества работы. Качество определяется специальной подготовкой специалистов, методичностью и технологичностью сопровождения, слаженностью командной работы, надёжностью и пролонгированностью услуг. Таким образом, в цели данного проекта «Семьи детям» заключена миссия создания, развития и закладки качества на основе уже имеющегося опыта работы служб сопровождения замещающих семей» - объясняет эксперт.
- Как развивалась потребность в службах сопровождения замещающих семей?

- Марина Буняк: Это показал сам опыт взаимодействия и наблюдения за приемными семьями. Не секрет, что в 2000 годы начался мощный старт замещающего родительства. Даже тогда, еще без хорошей подготовки, семьи достаточно хорошо брали детей - со всей душой. Но потом начинались скверные процессы – деструкции в семьях и другие печальные вещи, которые приводили к отказам. К сожалению, до сих пор процент отказа в семьях достаточно высок (10% всех приемных детей возвращаются обратно в интернатные учреждения  – прим. АНО «Семья детям»). Это явление имеет несколько сторон одна из которых - это то, что ребенок снова остается без родителей уже со вторичной, третичной или еще большей травмой отказа, и второе - дискредитируется институт приемной семьи. Из этой ситуации выходят раненые все. Кроме того, есть развитие событий иного рода - когда семья изо всех сил включает в себе все ресурсы, как говорят «на отжим», и оставляет ребенка в семье. И когда внимательные опытные сотрудники опеки смотрят на такую семью, они понимают, что тут радоваться нечему. Отказа нет, но и счастья в этой семье тоже никому нет. Что называется, со сжатыми зубами родители решились дотянуть до 18 лет ребенка, и пусть потом он девается куда хочет. Для ребенка там тоже счастья нет, он прекрасно понимает, что его терпят, и зачастую неосознанно начинает мстить этой семье. Все это сложные вещи, которые ведут к тому, что из этой ситуации отказа или совместного сомнительного проживания выходят люди, не оздоровившиеся и не укрепившиеся в жизненном плане, а наоборот порушенные и травмированные.

Тогда понятно, что служба сопровождения – это прежде всего функция поддержки семей, и подстраховки в какие-то моменты. Поддержка и страховка укрепляет семью, дает ей дополнительные шансы быть вместе. Не обязательно иногда купаться в счастье, иногда важно просто правильно быть вместе. Это тоже великая вещь. Не секрет, что не все браки искрятся счастьем, но когда зрелые люди уважительно просто вместе что-то делают, то это, наверное, и есть некое событие. 

- За какой профессиональной поддержкой идут сегодня специалисты, которые работают с приемными семьями? 
- В 90-е люди, конечно, не понимали, зачем вся эта поддержка нужна. Была задача устроить всех детей в семьи – и тогда всем будет счастье. Но нереальность всего этого уже показала наша история. Специалисты это сейчас понимают. Исходя из потребностей семьи и из своих реалий они действительно поднялись на уровень, когда уже ни у кого не вызывает сомнения, что нужна школа подготовки приемных родителей. А сегодня наступил уже следующий этап - люди прошли подготовку и готовы стать родителями, но насколько они устойчивы? Здесь нужна служба, некое лицо, которому доверяют, который обладает специальными компетенциями, чтобы семья могла вовремя опереться на него. Поэтому сегодня специалисты приходят, чтобы узнать, что такое служба сопровождения, какая у нее должна быть структура, как оценить эффективность работы службы.  Одно интересное наблюдение - 8 лет назад в Москве я вела семинар о расстройствах привязанности ребенка. Про это многие психологи учили что-то в университетах, кто-то что-то  помнил, кто-то нет. Но они не могли тогда понять, что можно рассказывать на эту тему целых 3 дня. Сейчас пришла пора принятия специалистами истины, что эта тема одна из важнейших в замещающем родительстве, без нее никуда в выстраивании отношений между родителем и ребенком. Поэтому тема расстройства привязанности очень востребована и запрашивается сегодня. Еще мне очень нравится, что специалисты приходят с запросами собственной эффективности в отношении с семьей: как не быть судьей семье, спасателем или жертвой, а научиться занимать профессиональную позицию, которая наиболее полезна в отношении работы с семьями. Это говорит о том, что люди уже прошли базовую ступень в этой теме, и перешли на иной уровень существования. В передовых организациях нормальной вещью стала супервизия для специалистов помогающих профессий, когда в кругу профессионалов разбираются трудные случаи в работе, и менторинг – ведение специалистов к поставленной цели. «Семья детям» таким образом помогает специалистам уже многие годы. 
- Есть ли зависимость работы службы сопровождения с семьей от качества обучения семьи в школе приемных родителей?
- Если родитель что-то упустил в школе приемных родителей, то это обусловлено исключительно его личностью. Профессор Капица когда-то сказал, что слово ученый предполагает, что человека когда-то учили, но это не значит, что он чему-то выучился. То же самое и с приемными родителями. Тренеры могут дать группе материал на очень высоком уровне, но кто-то из группы прекрасно воспримет его, а кто-то пропустит все мимо ушей. Также есть зависимость от отношения родителя к какой-то теме. Например, тема тайны усыновления: кто-то даже обсуждать эту тему не хочет – будет скрывать от ребенка, что он приемный, и все тут, как его не учи. Человек иногда не хочет брать какой-то материал, потому что он его сильно фрустрирует. Поэтому задача службы сопровождения хорошо понимать, что есть темы, которые человек мог не взять. И это специалист должен проговаривать родителям, чтобы обозначить их зоны риска. У специалиста нет задачи решить все проблемы семьи, есть задача обозначить слабые вещи, которые могут повлиять на семью в будущем. Основная задача школы приемных родителей – это дать базовый уровень знаний - минимум - без которого просто невозможно. Но качество этого минимума должно быть высоким. Даже если человек через свои огромные сопротивления слышал какие-то темы, они в любом случае затронут его душу и разум. 
Также в школе часто родители принимают решение брать им или нет ребенка в семью. Справятся ли они с этим. И это очень важно. Часто у нас государственные органы считают свом промахом, если в школу пришли 14 родителей, а взяли в семью детей только 7 из них. Спрашивается, на что потрачены государственные деньги? Деньги потрачены на профилактику возможного отказа от ребенка. Оно того стоит, потому что с отказом намного больше проблем. 
- Ситуация отказа, когда родитель понимает, что он больше не может. Это норма?
- Это также нормально как ситуация развода супругов. Хорошо ли это? – Нет, это плохо. Там всегда есть травма. Но это говорит о том, что люди все-таки принимают какие-то решения. Представьте, что если отказ не состоится, то там такая жизнь начнется, что не будет продыху никому. Тогда большой вопрос, а стоит ли? Но отказ – это тяжелейшая ситуация. 
- Как вы видите структуру хорошей службы сопровождения?
- Самое главное, что я отметила в сегодняшних тенденциях – служба сопровождения не может осуществлять функцию контроля, даже если сама служба находится под администрированием  органа опеки и попечительства.  Иначе от вас просто разбегутся все родители – и будут правы. Наблюдение в процессе мониторинга — не есть контроль, это возможность оказать поддержку.
Какая служба может хорошо работать? Такая служба состоит из 5-6 человек: руководителя службы (он же, как правило, является психологом), из двух психологов с разной специализацией: семейный психолог, детский психолог, психолог-педагог; также должен быть специалист по социальной работе с юридическим образованием; еще можно включать социального педагога, у которого есть обширная практика; очень хорошо, когда в такую структуру входит врач; сюда же включаем водителя для выезда и мониторинга семей, живущих в труднодоступных местах. И это вполне работающая служба. На такую службу нагрузка должна быть не более 150 детей. 
Все семьи не должны одинаково сопровождаться. Всем сестрам по серьгам – это неправильный принцип. Степень потребности у каждой семьи своя и степень глубины неких интервенций в семью тоже разная. Сопровождение – это всегда процесс системный и пролонгированный по договоренности с семьей. Можно, например, приходить в семью с целью мониторинга, просто отслеживать динамику, как куда какие процессы идут: стал ли ребенок лучше учиться в школе, или стал хуже, а что с семейными связями, как проходит принятие ребенка и его адаптация в семье, как адаптация ребенка совпадает с адаптацией родителей. Это не просто отслеживание ради документа. Специалист работаете зеркалом, показывая семье, что у нее происходит. Ответственность специалиста говорить родителям правду. Также в службе сопровождения очень хорошо делать что-то типа школы приемных родителей второго уровня – для углубления компетенций, когда более профессионально даются какие-то определенные темы, которые есть в запросе у родителей. Например, в семью приходит подросток, и в таком обучении рассматривают глубоко именно эту тематику. 
- То есть служба должна быть гибкой, готовой постоянно меняться?
- Нужно всегда идти немного вперед. Как бы показывая родителям, что их еще ждет, показывать возможности, но при этом, сильно не торопиться. Впереди семьи не нужно бежать, но нужно всегда показывать пальцем вдаль, что их там ждет. Это и есть сопровождение. Что еще важно - ни в коем случае нельзя делать за семью или человека то, что он в состоянии сделать сам. Я слышала, как начинающие службы сопровождения начинают работу. Я задавала им вопрос: что вы будете делать, если человек потерял работу? Они отвечали - мы найдем ему работу. Так нельзя, человеку нужно дать понять, что он справится сам. 
- Некоторые родители не берут помощь, хотя она им нужна, почему? 
- Мотивация возникает тогда, когда родитель понимает, зачем ему это. Имеет смысл показывать истории успеха других семей, которых они добились благодаря сопровождению. 
- Как вы думаете, как окружение – соседи, школа, врачи - могут помогать приемным семьям?
- Важно просто не жить со своей картинкой в голове. Было бы очень хорошо, если бы двери в школы приемных родителей были открыты не только приемным родителям, но и представителям сообщества, чтобы они понимали этих детей. Общество может помочь тем, что не будет выставлять сверх ожидания ребенку и семье: что они должны любить друг друга, быть хорошими родителями и т.д. Нужно понимать, что те сложности, которые выдает ребенок, которые дико не комфортны окружению, это точно не заслуга приемного родителя. И чтобы справиться родителю нужно время. Нужно дать ему это время, уважение и поддержку. А порой ценно просто не мешать. 
- У «Семьи детям» как раз есть сегодня небольшой проект, где мы ведем обучение для учителей школ, чтобы они понимали, что за дети к ним пришли, что они пережили и какой подход к ним нужен. Это действительно сильно меняет их отношение к детям и помогает.
Как вы можете описать ситуацию, которая сложилась со службами сопровождения, в тех регионах, где сегодня работает «Семья детям»?
- То, что в Екатеринбурге и Перми сформировалось профессиональное сообщество специалистов, объединенных идеей помогать приемным семьям, – это очень ценно. Ведь до проекта такого не было. Как показывают отзывы участников, раньше многие работали в одиночку. Кто-то пришел к пониманию, как вести свою службу сопровождений, кто-то повысил свои компетенции и более уверенно теперь сможет работать с родителями. Это самое важное. 
- Как некоммерческим организациям можно выстроить систему сопровождения учитывая кадровые и финансовые особенности?
- Для того чтобы вывести сложную семью из кризиса, необходимо год работать с такой семьей, сюда должны быть вложены большие ресурсы и такую качественную поддержку могут дать у нас пока только НКО. В таком деле важна не статистика, главное мерило - это качественно работать с 5 семьями, чем поверхностно с 50. Если НКО взялись за это профессионально, они найдут деньги, найдут или вырастят специалистов. У них все получится.  
Как Вы считаете существует ли насилие в детском доме?
да
Не знаю
нет
 
  Результаты голосований